озеро Вымно, из которого добывали песок для стеклозавода

История местечка Новки

Новки-это небольшое местечко в 30 киломертах от Витебска, по дороге на Невель, где когда-то жили мастера-стеклодувы. Стеклозавод в Новке был построен Товариществом парфюмерных товаров Генриха Афанасьевича Брокара в 1860-х годах. В 1880-х годах этот завод купил полоцкий купец 1-й гильдии Ирма Галеркин. Его сын Лейба Галеркин унаследовал завод и приложил много сил для его развития. Перед революцией здесь трудилось уже больше 600 рабочих: белоруссы, евреи, немцы, поляки. Песок завозили из озера Вымно. Делали здесь хрустальную посуду с алмазной гранью, выдували фирменные бутылочки с особым клеймом и российским гербом — двуглавым орлом для парфюмерной фирмы Брокар.

Завод был в числе трех самых крупных стеклозаводов Белорусси. Липа Галеркин, старший сын Лейбы,был управляющим, а после национализации директором завода. Среди управленческих и инженерно-технических работников было много родственников самого Липы Галеркина и его жены. Жили они с семьями тут же в Новке или в соседнем Лопакове — на другом берегу озера. Хозяева построили рабочий городок, где каждая семья имела отдельную квартиру. Поселок считался городским и был достаточно благоустроенным: здесь были школа, детский сад, больница, баня.

До революции в Новке жило 4,5 тысячи человек, завод работал в три смены. После Октябрьской революции новкинский завод вошел в состав всесоюзного стеклотреста и стал выпускать не буржуазные безделушки, а стекло для керосиновых ламп и банки.

Никто сейчас и не помнит, что прежде в Новке бурлили страсти, что здесь жили евреи, которым устроили погром в 1919 году. А до нас дошла брошюра того времени, с речью на суде, где наш далекий родственник адвокат Илья Венедиктович Славин выступает, защищая... нет, не евреев, убитых и пострадавших во время погрома, а рабочих завода. Со свойственной ему скрупулезностью он пытается вскрыть причины преступления.

Кто же был Илья Венедиктович Славин?

Славин Илья Венедиктович Венедикт Славин с женой Фридой и детьми.

У нашего пра-пра-пра дедушки Симона Славина был брат Венедикт. Венедиктом он, конечно, не был. Так он назвал себя сам, а его отец, наш пра-пра-пра-пра дедушка Гирш называл сына Бен-Ционом. Облагозвучил Венедикт и имя своего отца Гирша, вот так и звали Бен-Циона на русский манер-Венедикт Григорьевич. (На фотографии справа он сидит с женой, а вокруг стоят сыновья и дочь с мужем.)

Жил Венедикт Григорьевич Славин в маленьком местечке Тихиничи Рогачевского уезда Могилевской губернии Как и все его братья он был образован, кроме идиша и иврита, владел русским языком, считался хорошим учителем, и готовил учеников к поступлению в городское училище и в гимназию уездного города Рогачева. Венедикт Григорьевич избирался общиной Тихиничей общественным старостой. (О чем упоминается на 216 странице Памятной книги Могилевской губернии за 1913 год.)

Его жена Фрейда звалась Фридой, а в некоторых документах даже и совсем по-русски-Ефросинья. Возле их дома в Тихиничах была лавка, где продавалось все – от бакалеи до керосина. Хозяйкой лавки была - Фрейда Гиршевна, её имя присутствует в списках Российских купцов и предпринимателей за 1913 год. В семье Венедикта Григорьевича и Фриды Григорьевны до взрослого возраста дожило только четверо детей- три сына и дочь. Родители вкладывали все свои силы в образование детей.

Старший сын, Илья , стал профессором-юристом, средний Самуил доктором экономических наук (занимался проблемами экономики Севера), младший Исай–провизором и заведующим аптекой, дочь Рая стала врачом. Но, если младшие дети получали образование уже при советской власти, то для Ильи, путь к знаниям выпал самый трудный.

В Тихиничах никаких учебных заведений, кроме хедера, не было. После его окончания в 11 лет Илья уехал в Рогачев и поступил в городское училище, которое давало лишь неполное среднее образование.

Илья сдал экстерном экзамены за курс гимназии, затем поступил в Харьковский университет. В 1911 году курс наук был завершен, и Илья Славин стал юристом. К этому времени он стал убежденным социалистом, вступил в партию, придерживался очень модных в то время крайне левых взглядов, верил в народ, с нетерпением ждал революционных перемен.

В 1917 году Илья Славин с радостью принял Советскую власть, пришедшую на смену царской, и с первых дней преданно служил ей.

В 1919 году он был назначен новой властью главой юридического отдела Городской Управы Витебска, председателем губернского совета народных судей и переехал с семьей в Витебск.

Статьи Славина печатались в журнале „Пролетарская революция“. В 1931 году он написал книгу „Вредительство на фронте уголовного права“ . В 1929 году Славин переехал в Ленинград, где стал профессором, работал в Ленинградском отделении Комакадемии и заведовал кафедрой судебного права в Институте советского строительства и права.

До нас дошла речь адвоката Ильи Венедиктовича Славина в защиту группы обвиняемых рабочих на суде в 1919 году, опубликованная отдельной брошюрой в 1920 году.

Вот что произошло в Новке 27 декабря 1919 года в 3 часа дня.

На стекольном заводе выдавали жалованье. Завод, хотя и был национализрован, но в управлении оставались старые специалисты из семьи Галеркиных) В это время налетела банда зеленых, ограбила живших при заводе служащих, убила 19 евреев и одного христианина- делопроизводителя волвоенкома Курина-Могучего, случайно оказавшегося в Новках в это время.

Дело о 47 лицах, обвиняемых в участии в еврейском погроме на заводе "Новка", слушалось в Витебском революционном Трибунале 18 дней (с 17 декабря 1919 года по 5 января 1920 года).

Дальше я буду излагать все события описанные Ильей Славиным в его брошюре, с его точки зрения, сохраняя орфографию того времени.

"Почва для недовольства советской властью была довольно обширная, так так крестьяне ни в каком случае не хотят мириться с отобранием у них излишков для нужд наших красных фронтов, усматривая в всем этом грабеж и произвол властвующих.

Лозунгом "зеленых" являются: "бей жидов и коммунистов". Такое движение в части крестьянства заразило и рабочих завода. В особенности, быстро у них привился лозунг: "бей жидов". Еще за две недели до погрома даже маленькие дети, играя между собой говорили, что скоро всех жидов убьют, никто из них не останется в живых. Рабочие завода знали, что должно произойти и даже больше того, некоторые из них имели тесную связь с бандитами. У бандитов на руках был список евреев, по которому они и вызывали их.

Остальные же рабочие, зная о том, что произойдет, воспользовались этим удобным случаем и занялись после погрома разграблением оставленных бандитами вещей, причем бандиты лучшие вещи брали себе, а худшие разрешали брать рабочим.

Когда все вещи были забраны и увезены на заводских лошадях и подводах, то лошадей потом рабочие привели обратно. Когда же часов в шесть вечера, награбив и забрав евреев на расстрел, атаман шайки под кличкой "Быстрый", собрал всех рабочих завода и произнес им речь, в которой говорил, что рабочим надо всячески стеснять евреев и коммунистов, то все рабочие ему апплодировали и приветствовали криками "ура".

Из допросов проживавших на заводе семей пострадавших евреев видно, что еще задолго до происшедшего погрома, некоторые рабочие при всяком удобном случае говорили о том, что все ответственные должности на заводе занимают евреи, что их надо убить.

Альфонс Шкредов* обвиняется в том, что показывал бандитам где живут евреи.
На суде выяснилось, что Шкредов показывал не на все дома, а только на один дом Шлома Беленького.
Может быть, это было просто какое-то движение руки Альфонса Шкредова, которое свидетель, за дальностью расстояния принял за указание пальцем на дом?

Альфонс Шкредов, Агафон Козловский и Николай Вальтер обвиняются в том, что они говорили, что нужно убить женщин и детей, чтобы те не могли выдать, а Вальтер сказал, что для этого необходимо пригласить бандитов, но молодые сказали: "Мы сами с ними справимся".
Правдоподобно ли это показание? Преступники обычно не болтают, где попало, да и так, чтобы их могли столь нескромно подслушать.

Захар Прохоров обвиняется в том, что он сказал бандитам: "Вы кушайте варенье, чтобы ваше сердце было крепче бить жидов". Однако, никто из потерпевших и их близких до самого рокового момента, не знал, что им действительно угрожает расстрел. Думали, что только отведут на допрос.

Герман Трайлиб обвиняется в том, что после ухода бандитов был на чердаке у Хаима Эпштейна.
Хотел ли Герман Трайлиб присвоить шубу, или он, как сосед, хотел её сохранить? Когда Хаим Эпштейн пришел, то он эту шубу достал с чердака и отдал. Прошу учесть, что подсудимый был несколько лет в плену и еще до тюрьмы он поризводил впечатление болезненного человека.
Своим видом он внушает к себе такое доверие, что председатель сказал ему: "У вас честное лицо".

Пелагея Эльконе обвиняется в том, что она после погрома говорила, что "евреи все равно никуда не скроются, даже в Витебске, и никакие отряды им не помогут", и что во время погрома она указала на сына Беленького.
Эльконе не выходила из дому, она только стояла у себя во дворе против дома Беленького.

Антон Воробьев обвиняется в том, что Хана Плисс пришла и просила, чтобы скрыть ее брата, а он выгнал ее и, таким образом, фактически как бы выдал его бандитам.
Отсутствие у Воробьева гражданского мужества и чувства сострадания к Плиссу не составляет прямого соучастия в преступлении. Воробьев мог неясно себе представить, что будет, если он не приютит Плисса. Он мог думать на авось,-авось Плисс скроется в другом месте: он мог не знать, что бандиты убьют Плисса.

Тадеуш Казимирский обвиненяется в грабеже вещей Левиной. Часть вещей, которые были ценны Тадеуш Казимирский вернул Левиной. Я думаю, что мне не надо просить вас о снисхождении для него со ссылкой на то, что подсудимый достаточно посидел в тюрьме, а прямо просить о его оправдании.

Здесь говорилось о равнодушном отношении рабочих после погрома к потерпевшим. Но тут, возможно, было не столь равнодушие, как оцепенение, которое бывает после такого страшного кошмара. То же самое произошло, когда семьи потерпевших евреев уезжали из Новок. Сердца всех переполнились такой тяжелой горечью, что внешне люди могли сохранить сосредоточенный и даже угрюмо-молчаливый вид.

Показывали будто у рабочих замечались улыбки, радостное выражение лица после погрома. Возможно это только казалось потерпевшим смотревшим на тех, кто не пострадал, с недоверием, особенно на тех, которых они считают отчасти виновниками своего несчастия.

Антисемитизм, поскольку он существовал веками, постольку он и был в определенной степени и в среде рабочих "Новок", но он не проявил ярких форм. Погром был произведен исключительно бандитами." Если кому-то интересно, то можно полностью ознакомиться с брошюрой Ильи Славина здесь:

Я не вправе оценивать справдливость взглядов адвоката Славина. За 100 лет это сделала уже история...
Какова же дальнейшая судьба героев моего маленького рассказа?

Трибунал в 1919 году вынес 15 смертных приговоров, но после аппеляции осужденных помиловали, а оправданных выпустили на свободу.

Великий террор сравнял всех: в 1938 году, был расстрелян "немецкий" шпион-адвокат Илья Венедиктович Славин, расстрелян Альфонс Шкредов, показывавший в 1919 году бандитам дома евреев, были расстреляны и новые руководители Новкинского стекольного завода, "вредительски" руководившие заводом.

Во время немецкой оккупации убили родителей Ильи Венедиктовича Славина (старенького Венедикта Григорьевича и его жену Фриду Григорьевну). Может быть среди их убийц были и оправданные в 1919 году новкинские рабочие, осуществившие свою мечту и полностью очистившие Новку от евреев? Все цеха и оборудование предприятия были взорваны и сожжены, чтобы не достались немцам, остался только склад готовой продукции. После войны местные жители возили по деревням и продавали бесхозные банки, ламповое стекло.

Теперь кругом безлюдные места.

озеро Вымно, из которого добывали песок для стеклозавода

За живописным озером Вымно, средь грибных лесов затерялась единственная новкинская улочка, на которой осталось семь домов, да и те, в большинстве, оживают лишь с апреля по октябрь, когда на летнее время приезжают дачники. Ближайшая дорога на Витебск — через Михалково. Автобусы до Новки не ходят, а от Михалкова до Новки восемь километров.

Одеколоны Брокар в фирменной упаковке

После Войны почти не осталоь документов и фотографий Новки и ее стеклозавода. Осатки прежней Новки можно случайно обнаружить лишь в виде археологическх находок, назначение которых сейчас не каждый может объяснить.

Очень повезло пенсионерам Вишневским. Людмила и Леонид Вишневские купили дом в Новке, стали строить сарай для козы и нашли "раритетную фигурную водочную бутылочку столетней давности с заводским клеймом и надписью “Брокаръ и К въ Московъ”". С тех пор Людмила Константиновна "занялась собирательством старых стеклянных предметов, сохранившихся от былого завода".

Об удивительной находке с гордостью написали в "Народной газете".

Людмила Константиновна и местные краеведы даже предположить не могут, что фирма "Брокар" использовала эти красивые бутылочки не для водки, а для парфюмерии...

Юденфрай!

Бабушка Ася


Жертвы политических репрессий:

Славин Илья Венедиктович
Родился в 1883 году, м. Тихиничи Могилевской губернии; еврей; окончил юридический факультет Харьковского университета; член ВКП(б) в 1920-1937 гг.; профессор Ленинградского юридического института. Проживал: г. Ленинград, бульв. Профсюзов, д. 6, кв. 19.
Арестован 4 ноября 1937 г.
Приговорен: Выездной сессией Военной коллегии Верховного суда СССР в г. Ленинград 20 февраля 1938 г. Приговор: ВМН Расстрелян 20 февраля 1938 г. Место захоронения - г. Ленинград.

Шкредов Альфонс Иосифович
Родился в д. Новка Суражского р-на Витебской области; поляк; рабочий, Стеклозавод "Новка". Проживал: Витебская область, Суражский р-н, п. Новка. Приговорен: "тройка" 11 ноября 1938 г., обв.: 64, 68, 69, 72, 76 - член к/р организации.

Приговор: ВМН Расстрелян 28 ноября 1938 г. Реабилитирован 19 июня 1956 г. Военный трибунал БВО

Шкредов Иосиф Иосифович
Родился в 1903 г., п. Новка Суражского р-на; поляк; стеклодув, Стеклозавод "Новка". Проживал: Витебская обл., Суражский р-н, п. Новка.
Арестован 9 июля 1938 г.
Приговорен: "тройка" 11 ноября 1938 г., обв.: 64, 68, 71, 72, 76 - член к/р шпион.орг-ции. Приговор: 8 лет ИТЛ Реабилитирован 15 мая 1958 г. Военный трибунал БВО

Киселевский Иван Францевич
Родился в 1893 г., Гродненская губ.; поляк; директор, Стеклозавода "Новка". Проживал: Витебская обл., Суражский р-н, п. Новка. Арестован 22 ноября 1937 г. Приговорен: Комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР 14 декабря 1937 г., обв.: 64, 71, 72, 76 УК БССР - член к/р орг-ции, а/с деят-сть. Приговор: ВМН Реабилитирован 4 июня 1957 г. Военн.колл.ВС

Крашевский Феликс Фомич
Родился в 1887 г., п. Новка Суражского района; поляк; начальник смены, Стеклозавод"Новка". Проживал: Витебская обл., Суражский р-н, п. Новка.
Арестован 8 июля 1938 г.
Приговорен: "тройка" 11 ноября 1938 г., обв.: 64, 68, 69, 72, 76 - член к/р орг-ции. 
Приговор: 10 лет ИТЛ Реабилитирован 19 июня 1956 г. Военный трибунал БВО