Детство в блокаде

<Детство в блокаде



Внуки мои хотят знать как жили дети в блокадном Ленинграде.Попытаюсь ответить.

Война началась 22-ого июня 1941 года,блокада Ленинграда- 8 сентября. Мне было 8 лет. Наша семья жила в пригородном рабочем посёлке Бернгардовка Всеволожского района. В семье у родителей было 3 сына и одна дочь. Я-младший.

Мой старший брат Иосиф
учился в институте и, в первые дни войны, ушёл на фронт.Его отправили на артиллерийские курсы, и, после их окончания, в звании лейтенанта-на фронт.Он погиб в 1942-м году в деревне Красная Поляна, под Курском.В 1943 году мы получили фронтовое письмо от однополчанина Иосифа. Мне запомнились слова из письма- "мы отомстили за смерть нашего друга". К большому сожалению,письмо не сохранилось.

Младше его-брат Семён.
Он учился в ремесленном училище в Ленинграде, жил там. Когда начались обстрелы города,он принимал участие в сбрасывании с крыш домов фугасных бомб и осколков снарядов. Иногда он приезжал домой.Однажды произошел случай, который я до сих пор часто вспоминаю. Семья получила разрешение на заготовку дров к зиме. Сёма взял тележку,позвал с собой меня, и мы отправились в ближайший лес. Я очень сильно устал, хотя чем именно я помогал брату, не помню. Когда c дровами мы были уже в посёлке,Сёма решил облегчить свою работу ,выгрузил с трудом одно бревно и наказал мне остаться здесь,пока он не вернётся.Я ждал какое-то время, решил отойти немного, посмотреть не идёт ли Сёма. И в это время к нашему бревну подошёл какой-то мужик,огляделся кругом, меня не признал за человека(а может быть и вообще не увидел),что-то крикнул ("чьи дрова ?")и...легко,очень легко взвалил бревно себе на плечо и пошел.Я посмотрел-недалеко,около своего дома,опустил бревно у крыльца...Когда вернулся брат и не обнаружил оставленное ,обратился ко мне, но я молчал, будто ничего не видел.Я представлял этого могучего мужика и моего,невзрачного по сравнению с ним, брата-и упорно молчал. Боялся за него.

Папа.

Он работал в районном центре-Всеволожске.Однажды пришёл с работы и говорит маме,что нет сил отправлять на фронт детей (работал в райвоенкомате)...Ушёл в ополчение на защиту Ленинграда.Не выдержал нагрузки.Умер в госпитале.Похоронен в братской могиле на Пискарёвском Мемориальном кладбище.
Однажды пришло сообщение, что Сёма сильно болен,лежит в больнице.Мама с моей сестрой Ривой срочно поехали. Сёму застали едва живым. Мама покормила его.Врачи через короткое время забрали его. Умер. Даже фотографии не осталось...15-летний парнишка...

Бабушка Зельда(мамина мама).

Её привез к нам из Ленинграда(Павловска-?) один из внуков. Вся их большая семья (Мочкины) уезжала подальше от фронта, а 90-летняя бабушка была очень слаба для такой тяжелой поездки. Вскоре она у нас умерла-доконал голод.

Мне тогда было около восьми лет.Я сильно страдал от голода,постоянно ныл- "хочу кушать".Было и голодно и холодно.Однажды я разбил на дрова тумбочку.И,в тепле от её огня, размышлял ."Надо сказать взрослым,чтобы в будущем они делали мебель из хлеба(!)".Подумал,и сделал следующее умозаключение. Тумбочка должна быть твёрдой, а хлеб ведь мягкий.Поэтому тумбочку из хлеба надо высушить, сделать такой же твёрдой как сухари. После такой непосильной умственной работы я успокоился и заснул.Тогда я не знал ещё,что это было моё первое "изобретение" (из трёх десятков в последующей жизни).

Рива.

На долю моей старшей сестры выпала колоссальная нагрузка. И она её выдержала. Но сначала немного отвлекусь, для сравнения.Возраст моих родных- в начале войны: Папа-45,мама-49,Иосиф-18 , Рива-17,Сёма-14,мне 8. Мы жили в рабочем посёлке.Жители на работу ездили на поезде.В центре посёлка -двухэтажные дома,в одном из которых на первом этаже мы жили. Воду приносили из колодца. Рядом с домом стояли сараи. Наша семья держала кур, козу.
В начале войны у нас была корова. Для неё были припасены комбикорма-жмыхи, дуранда. Я не помню пил ли я в то время молоко(наверно,пил),но суп из дуранды запомнил.
Однажды вечером Рива услышала громкое мычание коровы. С криком "Пожар!" она бросилась к сараю.Её крик услышали соседи,поднялся шум -и незадачливые воры ретировались. Корову завели домой. Нашли резника-и у нас в квартире появилась бочка с мясом.
Дважды Рива ездила в город в воинскую часть навестить папу и привезти ему гостинцы. Я помню,что у нас был отложен кусок хлеба-для папы. Но однажды он исчез-после прихода соседского парня... Это ему не помогло-он вскоре умер.
Драматической была вторая поездка Ривы к папе. Его перевели в другое место. Она вернулась к поезду на Финляндский вокзал. Но было уже поздно, поезда больше не ходили. Рива вспомнила,что недалеко живут родственники. Однако, никто не отозвался на её стук в дверь. Она присела на крыльцо отдохнуть. Стало холодать. Рива вспомнила про портянки,которые она везла папе, и накинула их на голову. В таком виде её заметили соседи родственников и обратились к ней с вопросом,что делает здесь бабушка.. .
Оказалось, что родственники уехали. Соседи приютили Риву на ночь. Наутро Рива поехала в госпиталь,куда поместили папу. Но оказалось,что папа накануне умер. Это было 3-го марта 1942 года.
Я помню,как горестно Рива делилась пережитым с мамой и подругой Раей. Не понимая сути разговора, я решил отвлечь их от печального настроения и спросил Риву, купила ли она для меня обещанную книжку.Моя дипломатия не подействовала,и тогда я предпринял более решительные действия...Захныкал! Реакция (дурачок плачет из-за книжки) оказалась ожидаемой мной. Какой дипломат погиб!

Смерть матери, малолетнего сына, мужа -сильно подорвали здоровье мамы. Она слегла с инфарктом. А на Риву ударила дополнительная нагрузка. Голод,больная мать, малолетний братик... В августе 1942-ого мы втроём эвакуировались.Через Ладожское озеро.



Дедушка Боря