Имя отца Степан

Имя матери Анна

Девичья фамилия матери Зотова

Имя мужаАлексей

Дети: Владимир,Леонид

Дата рождения 1915

Дата смерти1974

Место рожденияЛуховицы, Московская обл.

В 1915 году в деревне Луховицы Рязанской губернии в семье зажиточных крестьян Степана Михайловича и Анны Алексеевны Власовых родилась дочка, которую назвали Александра, а по домашнему-Шура.

Родители Шуры исповедовали не общепринятую православную веру, а были сектантами-молоканами.

Молокане признают только Библию как источник религиозной веры. Их обряды сильно отличаются от православных. Для молитв они собираются по воскресеньям не в церквях, а в обычных помещениях, где читают Библию и поют псалмы. Молокане отрицают православную церковь, ее таинства и обряды, троичность (троицу) Бога, не молятся на иконы, не почитают святых, их мощи, не носят крестов на теле и не ставят их на могилах, не едят свинину. Молокане строго соблюдать каноны. У молокан не принято даже брать с собой продукты со стола, накрытого по случаю какого-либо события.

В таких строгих правилах была воспитана Шура.

С укреплением советской власти беднело, прежде богатое хозяйство её родителей, старшие братья один за другим покидали разоренную деревню и уезжали на работу в Москву.

В 1930 году в Луховицах советская власть стала объединять крестьян в колхоз. Отец категорически отказывался от вступления в колхоз, и только его трагическая смерть спасла от выселения в Сибирь семью, в которой 15-летняя Шура осталась самой старшей из детей, остальные дети уже жили в Москве и работали на заводах.(Хотя и это не спасет их от репрессий). В просторном доме Власовых разместилась школа, где Шура стала работать уборщицей.

В 1935 году к Шуре посватался вернувшийся со срочной службы в Красной армии красавец парень из соседнего села Злобино Алексей Кузнецов. Жених был работящий, мать его-известная колхозная активистка, семья была молоканская, но, отвечая законам времени, свою религиозную принадлежность скрывала. Сыграли скромную свадьбу, и Шура переехала в семью мужа. Свекровь Ирина Николаевна была женщиной властной-без мужа вырастила троих детей. Её дочь Катя характером от матери не отличалась. Непросто было Шуре привыкать к новой семье, но за неё всегда заступался муж Кати, Петр Степанович Седецкий, который тоже всего год назад появился в семье.

Шурина мать отдала бревна, оставшиеся от амбара, который разобрали, при раскулачивании Луховицкие активисты. Из бревен собрали на краю деревни Злобино большой дом для Шуры и Алексея. В этот доме, в 1938 году родился мой брат Владимир, а через год родился я, Леонид.

Мама воспитывала нас в традициях своей семьи: мы были всегда умыты, чисто одеты, в отличии от других деревенских детей.

В 1939 году, когда мы были совсем маленькие, отца опять призвали в Красную армию на финскую войну. Не успел он вернуться домой, как началась Вторая мировая война. Мама одна растила нас, а отца мы увидели только в 1946 году, когда уже в школу ходили. Из армии вернулся в колхоз не безотказный работник, дома появился не любимый отец и муж, а горький пьяница.

В колхозе много денег не заработаешь, а выпить всегда найдется, поэтому мама настояла, чтобы отец ушел из колхоза, но ничего не помогло.

Отец, по-видимому, используя свои служебные заслуги, из колхоза уволился, и устроился на высокооплачиваемую работу в Коломне, где строился объект стратегического назначения-мост через реку Оку. Отец зарабатывал много, но и много пропивал с друзьями. Мама брала нас и мы ездили в Коломну, получать за него зарплату, стремясь ограничить пьянство.

Чтобы содержать в достатке семью, маме приходилось много работать на своем огороде, содержать корову, козу, кур, уток. Для работы в колхозе времени почти не оставалось, но её прикрывала важная фигура в колхозе-свекровь Ирина Николаевна.

В 1953 году небольшой Злобинский колхоз соединили с соседним колхозом, колхозное начальство сменилось, переехало в Луховицы, бабушка ушла на пенсию, а мама стала свободной домохозяйкой. Она-по прежнему работала на огороде, выращивала домашних животных, а излишки продуктов не стесняясь продавала на рынке.

Силами матери мы росли в достатке, не хулиганили, как наши деревенские сверстники, а с удовольствием ходили в школу и хорошо учились, оба получили высшее образование.

Маму очень уважали в деревне, она со всеми была в добрых отношениях, никогда не злословила, помогала, если того требовала жизнь, не ругалась и не кричала.

Она много и тяжело работала, и её ослабшее сердце не выдержало такой нагрузки. Умерла Александра Степановна Кузнецова неожиданно, прямо на автобусной остановке, прожив всего 59 лет. ДедаЛеня