Имя отца Николай

Имя матери

Девичья фамилия матери

Имя мужа Федор

Дети: Екатерина, Алексей, Павел

Дата рождения 1892

Дата смерти 1972

Место рождения Подлесная Слобода, Луховицкий р-н, Московская обл.

Моя бабушка Ирина Николаевна, мать моего отца, в девичестве Григорьева, родилась в многодетной семье крестьян Подлесной Слободы в 1892 году. Её отец Николай обладал тяжелым нравом- жестоко обращался с женой и детьми, но семью содержал в достатке.
Бабушка была высокая худощавая и очень энергичная женщина, обладала хорошим здоровьем вплоть до самой смерти. Она была исключительно общительной, деловой и обладала напористым характером.
В 17 лет Ирину выдали замуж за Федора Кузнецова, сына известного деревенского силача Ефима Кузнецова из соседней деревни Злобино. Федор построил большой новый дом в Злобине, у молодых родилось трое детей: Екатерина (1910-1986), Алексей (1912-1989) и Павел (1915-2002). Время было тяжелое: в России шла гражданская война, свирепствовала эпидемия тифа, во время которой умер муж Ирины Николаевны.

Федора похоронили на молоканском кладбище Подлесной Слободы. Сейчас об этом кладбище напоминают лишь небольшие могильные холмики и крупные валуны, привезённые сюда с реки. Камни почти не обрабатывались-иногда на них иногда указывались только инициалы умершего. На молоканском кладбище не было ни крестов, ни памятников, ни оград. Где-то среди таких же камней затерялась могила Федора Кузнецова. Многие жители Подлесной Слободы были молоканами, но. Еще больше молокан жили и в соседних деревнях Кунакове, Луховицах, Злобине. Здесь со старых времён шла дорога на Зарайск, и был мост через реку Воблю. Кладбище было на двух берегах реки: на правом берегу хоронили молокан из Подлесной Слободы, на левом из близлежащих деревень Кунаково, Злобино, Сушково. (Сейчас это в черте города между улицами Пушкина, Гайдара и Пионерской. На молоканском кладбище в советское время был возведен культурный центр « Космос» с одноименным кинотеатром.)

Пришлось молодой вдове одной растить троих сирот. Без хозяина семья быстро докатилась до бедности, хотя и работала Ирина Николаевна за двоих. Она ухаживала за скотиной, за огородом, косила траву во время полевых работ. Спасибо, помогала родня покойного мужа из Подлесной Слободы, пока их в 1930 году не отправили в Сибирь. Дети, привыкшие с ранних лет помогать матери, к тому времени уже выросли.
Когда в деревне создавался колхоз, а до Злобино, маленькой деревушки, советская власть добралась несколько позже, чем в Подлесную Слободу, мудрая Ирина Николаевна, воспитанная в молоканской семье, где проповедовали покорность любой светской власти, как посланной богом, видела, к чему приводит сопротивление власти, и в числе первых записалась в колхоз. К тому времени Кате было 19 лет, Алексею-17. Даже самый младший сын Павел уже заканчивал 7 классов (в отличии от старших детей, учившихся всего два года ещё в церковно-приходской школе) и тоже мог работать в колхозе.
Кузнецовы добровольно передали в общее пользование своего коня по кличке “Зайчик”, корву и уступили половину дома под правление колхоза.
Ирина Николаевна везде демонстрировала свою преданность советской власти. активно участвовала в жизни колхоза, всегда была в курсе деревенских событий, а колхозному добру относилась как своему собственному, т.е. плоды коллективного труда несла в свой дом, а другим не давала. Она была очень благодарна колхозу, наполнившему её вдовью жизнь социальным смыслом.

В 1934 году дочка Катя вышла замуж за неизвестно откуда взявшегося в деревне приезжего милиционера Петра Степановича Седлецкого, который поселился у них, что сильно повысило статус семьи.
Через год сын Алексей, вернувшийся со срочной службы, привел в дом молодую жену Шуру Власову. Шурина семья, так же, как и Кузнецовы из Подлесной слободы пострадала во время коллективизации.
В 1940 году вернулся из ссылки в Соловки Шурин дядя Петя. В деревне Кунаково, откуда его завистливые соседи отправили на десять лет, жить он не хотел. Непонятно каким образом, но там сохранился амбар, который разобрали и перевезли в Злобино. Алексей с Шурой построили из амбарных бревен новый дом на окраине деревни.

В 1937 году младший сын Павел женился на Клане Данилиной, колхознице из тоже из деревни Злобино. Павел, ушел жить к жене, а Ирина Николаевна осталась с семьёй дочки Кати, которая работала уже не в поле, а санитаркой в колхозной больнице.
Один за другим рождались внуки, молодая бабушка была счастлива.
Ирина Николаевна продолжала работать в колхозе до самого его распада в начале 50-х годов, и очень жалела, когда колхоз закрыли. Она была очень благодарна советской власти за то, что ей, бедной вдове, дали почувствовать себя свободным человеком. Она до старости ходила на выборы рано утром, к самому открытию избирательного участка, чтобы первой проголосовать, и тем самым продемонстрировать свою преданность самому справедливому режиму правления.

На старости лет советская власть преподнесла бабушке (не совсем ей- её внуку Виктору, работавшему на военном заводе) роскошный подарок: 3-х комнатную квартиру со всеми удобствами. Всё совершенно бесплатно, только забрали дом с большим огородом, сараем и зеленой лужайкой перед домом.
В новой квартире Ирина Николаевна прожила два года и умерла в возрасте 80 лет.

ДедаЛеня