Имя отца Алексей

Имя матери

Девичья фамилия матери

Имя мужа: Степан

Дети: Алексей,Михаил,Василий,Александра,
Любовь,Владимир

Дата рождения 1882

Дата смерти 1948

Место рождения Луховицы, Московская обл.

Анна Алексеевна Власова (Зотова)
Бабушку Анну Алексеевну Зотову (мамину маму) я и сейчас хорошо помню, хотя она и давно умерла (в 1949 году), да и жила далеко от нас на станции Пески Казанской железной дороги. Она казалась мне очень старым человеком, её лицо было изрезано морщинами и выражало печаль и страдание. Это не удивительно, так как на её долю выпало много страданий. Родилась в 1882 году в маленькой деревеньке Кунаково, которая сейчас входит в черту города Луховицы. Возле деревни протекала речка, а вокруг рос густой лес. В Кунаково селились молокане. Деревни Кунаково, Сушково и Луховицы (прихода села Подлесной Слободы) были центром тяготения для немногочисленных молокан окружающих сел. Семья Зотовых была молоканской. Наученные опытом вековых преследований своей веры Зотовы были очень замкнуты и внешне старались не отличаться от окружающих селян. Они формально числились прихожанами православной церкви. ” Между крестьянами прихода села Подлесной Слободы замечается холодность к церковному богослужению и вообще к вере; некоторые не бывают на исповеди по 10 - 15 лет. В деревне Кунаково не бывает крестных ходов по полям.”

Молокане рано сватали своих дочерей, и выдавали замуж только за своих же молокан. Муж Анны Степан Власов был из соседней деревни Луховицы,

Через Луховицы прошла железная дорога Москва-Рязань, и деревня быстро стала расти. Постепенно она переместилась с левого берега не судоходной, но довольно многоводной реки Вобли, на правый берег. Посёлок на правом берегу находился на высоком и сухом месте почти в лесу. Там и построили молодые Власовы свой дом, в котором родилось у них семь детей.

Церкви в Луховицах не было, соответственно и церковно-приходской школы тоже не было- молокане молились по домам. Безграмотных среди них не было, и детей своих они обязательно учили читать, потому что молокане собирались по субботам и воскресеньям у кого-нибудь дома пели псалмы и молились, читая по библии.

Младший брат Анны служил во время Первой мировой войны в дезинфекционном отряде, куда брали только грамотных солдат, а миролюбивый характер молокан не позволял им воевать.

Дети Анны все были тоже достаточно образованными на фоне безграмотного крестьянства России, но единственный, кто добился успехов в жизни был её младший сын Владимир (1923-2012)-он был кандидатом медицинских наук и работал хирургом в Военно-медицинской академии Ленинграда. Судьба Анны, её мужа Степана и остальных детей складывалась тяжело, и даже трагично.

Все беды крестьян начались после революции 1917 года. Для начала новая власть обкладывала крестьян непосильными налогами, иногда и просто забирала весь выращенный урожай, но это была еще не беда, беда пришла в 1929 году, когда крестьян стали собирать в колхозы, а не желающих вести коллективное хозяйство объявляли кулаками и врагами советской власти: их ждала тюрьма, и выселение в Сибирь. Младший брат Анны Петр Алексеевич Зотов (1895 -1958) был богат, со своим добром добровольно расставаться не хотел, а поэтому был сослан вместе с семьёй на Соловки, где провел 10 лет, и вернулся только перед войной.

Семья Власовых так же была отнесена к врагам народа, и над ними висела угроза быть сосланными, или того хуже-лагерь. Вокруг уже шли аресты несогласных с коллективизацией. В соседнем селе Подлесная Слобода арестовали девять человек и готовили к выселению в Северный край их семьи. Муж Степан скрывался от ареста, часто уезжал из дома, что-то продавал, стараясь поддержать развалившееся хозяйство.

Однажды Анне Алексеевне сообщили, что её муж упал с крыши вагона под поезд и погиб, но как выяснилось сейчас, после рассекречивания списков репрессированных, то если он и бросился под поезд, то не без помощи сотрудников ОГПУ. Старшие сыновья к тому времени уехали из разоренной деревни в Москву. Привычные к тяжелому крестьянскому труду, они устроились рабочими на заводы. Я полагаю, что бабушка избежала ссылки в Сибирь только потому, что у неё к этому времени умер муж, которого можно было посадить, а на руках были малолетние дети.

Анна Алексеевна осталась с тремя младшими детьми (Шура 15 лет; Люба11 лет; Володя 7 лет). У неё забрали дом и открыли в нём школу, оставив для них небольшой угол. Дети учились очень хорошо, помогали матери. Шура стала работать уборщицей в школе, а в 1935 году бабушка Анна Алексеевна удачно выдала её замуж за социально надежного колхозника из соседней деревни Злобино Алексея Кузнецова, и больше за судьбу этой дочери можно было не переживать, но только в смысле ссылки в Сибирь, а уж про семейную жизнь думать не приходилось.

В деревне Пески жил брат бабушки дядя Миша, который уступил своей сестре полдома, и она переехала туда с двумя младшими детьми. Дом её стоял прямо рядом с железнодорожной станцией. Место было очень красивое: рядом протекала Москва река, вокруг было много санаториев. Когда мы приезжали в Пески, я очень любил сидеть на веранде, застекленной разноцветными стеклами. Возле дома был небольшой участок, где бабушка выращивала овощи, росли кусты красной и белой смородины- у нас такой в Луховицах не было.

Где-то перед войной, году в1940, заболела младшая дочка Люба, её положили в больницу, и всю свою жизнь она провела в сумасшедшем доме. Закончил школу и уехал учиться младший сын Володя, и осталась бабушка Анна Алексеевна одна. Несмотря на все невзгоды и лишения, выпавшие на её долю, она мужественно переносила все удары судьбы. После войны к бабушке вернулась совершенно больная старшая дочь Мария (тетя Маня). Так они и жили вдвоём. Умерла Анна Алексеевна в возрасте 67 лет, похоронена на станции Конев Бор Казанской железной дороги.