Имя отца Алексей

Имя матери

Девичья фамилия матери

Имя мужа: Степан Михайлович

Дети: Михаил,Василий,Александра,
Любовь,Владимир

Дата рождения 1887

Дата смерти 1949

Место рождения Луховицы, Московская обл.




Бабушку Анну Алексеевну Зотову (мамину маму) я и сейчас хорошо помню, хотя она и давно умерла, да и жила далеко от нас на станции Пески Казанской железной дороги. Она казалась мне очень старым человеком, её лицо было изрезано морщинами и выражало печаль и страдание. Это не удивительно, так как на её долю выпало много страданий. Родилась она в 1887 году в маленькой деревеньке Кунаково, которая сейчас входит в черту города Луховицы. Возле деревни протекала безымянная речушка, вокруг рос густой лес-вполне походящее место для молокан.
Семья Зотовых была молоканской. Наученные опытом вековых преследований своей веры, Зотовы были очень замкнуты, но внешне старались не отличаться от окружающих селян, и формально числились прихожанами православной церкви села Сушково.

Своих дочерей молокане выдавали замуж только за молокан. В соседней деревне Луховицы жила молоканская семья Власовых, куда и переехала бабушка, выйдя замуж за Степана Власова.

Через Луховицы прошла железная дорога Москва-Рязань, и деревня быстро стала расти. Постепенно она переместилась с левого берега не судоходной, но довольно многоводной реки Вобли, на более сухой правый берег, заросший лесом. Там и построили молодые Власовы свой дом, в котором родилось у них шесть детей.

Церкви в Луховицах не было, соответственно, и церковно-приходской школы тоже не было. Однако, безграмотных среди молокан тоже не было - детей своих они обязательно учили читать, потому что молокане молились, читая по библии.

Младший брат бабушки служил во время Первой мировой войны в дезинфекционном отряде, куда брали только грамотных солдат, а миролюбивый характер молокан не позволял им воевать. Дети Власовых были тоже достаточно образованными на фоне безграмотного крестьянства России, но единственный, кто добился успехов в жизни был их младший сын Владимир (1923-2012)-он был кандидатом медицинских наук и работал хирургом в Военно-медицинской академии Ленинграда. Судьба бабушки Анны, деда Степана, их детей складывалась тяжело, и даже трагично. Все беды семьи начались после революции 1917 года.

Новая власть обкладывала крестьян непосильными налогами, иногда и просто забирала весь выращенный урожай. Настоящая беда пришла, когда крестьян стали собирать в колхозы, а не желающих вести коллективное хозяйство объявляли кулаками и врагами советской власти: их ждала тюрьма, и выселение в Сибирь.

Семья Власовых так же была отнесена к врагам народа, и над ними висела угроза быть сосланными, или того хуже-лагерь. Вокруг уже шли аресты несогласных с коллективизацией. В соседнем селе Подлесная Слобода арестовали и выслали девять кулаков и еле отстояли, чтобы хоть семьи с детьми не выселяли в Северный край. Дед Степан скрывался от ареста, часто уезжал из дома, что-то продавал, стараясь поддержать развалившееся хозяйство. Ранней весной 1931 года Анне Алексеевне милиционеры привезли её мужа, упавшего под поезд с крыши вагона. Через несколько дней он умер. Как сейчас стало понятно, что если дед и падал с крыши, то не без помощи сотрудников ОГПУ.

Их старшие дети к тому времени уехали из разоренной деревни в Москву. Привычные к тяжелому крестьянскому труду, они устроились рабочими на заводы. Бабушке помогал её брат, живший в Кунаково. На следующий, 1932 год, коллективизация пришла и в Кунаково. Арестовали шестерых отцов семейств и выслали вместе с семьями в Сибирь. В числе шестерых был сослан младший брат бабушки Петр Алексеевич Зотов (1895 -1958) с семьёй, где провел 7 лет, и вернулся только перед войной. Брату повезло, потому что 11 сельчан, кого не арестовали в 1933 году, в 1937 году уже не сослали, а расстреляли.

Я полагаю, что бабушка избежала ссылки в Сибирь только потому, что у неё к этому времени не было мужа, а на руках были малолетние дети.

Анна Алексеевна осталась с тремя младшими детьми (Шура 15 лет; Люба11 лет; Володя 7 лет). У неё забрали дом и открыли в нём школу, оставив бывшим хозяевам амбар, где раньше хранили урожай. Тяжело было в деревне без мужа растить детей, некому было помочь - всех пересажали. Шура пошла работать уборщицей в школе. Младшие дети, Люба и Володя, как могли помогали матери, старались хорошо учиться.

В 1935 году бабушка Анна Алексеевна удачно выдала дочку Шуру замуж за колхозника из молоканской семьи Кузнецовых - Алексея, жившего в соседней деревне Злобино. Больше за судьбу этой дочери можно было не переживать, но только в смысле ссылки в Сибирь, а уж про семейную жизнь думать не приходилось.

В 1939 году бабушку постиг еще один удар судьбы: заболела младшая дочка Люба. Анну Алексеевну попросили освободить амбар. Без особого сожаления она с младшими сыном в деревню Пески, где жил её родной брат Михаил, который переписал на сестру полдома.

Деревня Пески, где сохранилась небольшая молоканская община, была очень красивой: рядом протекала Москва река, вокруг росли столетние липы, в старых дачах богачей открыли санатории. Украшенный резьбой деревянный дом с застекленной разноцветными стеклами верандой, стоял прямо рядом с железнодорожной станцией. Когда мы приезжали в Пески, я очень любил сидеть на веранде и разглядывать переливающиеся сказочные узоры мозаики на окнах. Возле дома был небольшой участок, где бабушка выращивала овощи, росли кусты красной и белой смородины- у нас таких в Луховицах не было.
Неудобно было сыну Володе-ему приходилось каждый день ездить в школу из Песков в Луховицы. Когда он закончил школу и уехал учиться, то бабушка Анна Алексеевна осталась одна.

После войны к бабушке вернулась совершенно больная старшая дочка Мария. Тетя Маня работала на лесоповале, где и лишилась здоровья, а как и почему она там оказалась никогда не рассказывала. Они тихо жили вдвоём, много молились за нас грешных. Иногда к ним приходили невесть откуда взявшиеся молокане.

Приезжали в гости к Анне Алексеевне сыновья, мои дядья Василий и Владимир, иногда ездила моя мама, изредка брала с собой меня и брата, единственных бабушкиных внуков.

Умерла Анна Алексеевна в возрасте 62 лет, похоронена на станции Конев Бор Казанской железной дороги.