Home

О еврейских именах

Они носили еврейские имена
Они носили еврейские имена
"…И было срамом и кошмаром
Там, где кремлевских звезд снопы,
Или Абрамом или Сарой
Явиться посреди толпы."

А. Соболев


Еврейские имена, как впрочем и имена других народов, звучат непривычно для слуха человека, говорящего на другом языке. Часто еврейские имена превращали в презрительные клички, и многие носители таких имен были предметами насмешек и познали чувство унижения и оскорблеия .
    Кому приятно в русской среде быть Срулем, Шмулем или Песей, Перлей, да просто Сарой или Абрамом? Кого так звали очень хорошо могут вспомнить, а остальные пусть представят- каково это, если у тебя не имя, как у всех, а позорная кличка. Не поймут этого, слава богу, только мои внуки, носящие опять еврейские имена.

Постоянный страх оскорблений вызывал желание не выделяться хотя бы именем, быть как все. Желание не бросаться в глаза, раствориться, привело к заимствованию имен, принципиально ничего общего не имеющих с еврейством. В таких случаях еврейские родители, желая облегчть участь своего ребенка выбирали имена окружающего народа, или нейтральные, романтические, оперные, киношные, книжные... Потому и появились в еврейской среде в России Феликсы, Артуры, Анжелы, Стеллы и Жанны. Так вместе с нами менялись имена. Вернее, имена менялись настолько, насколько менялись мы.
При составлении еврейского генеалогического древа приходится сталкиваться с такой неразберихой имен, когда даже два родных брата могут иметь разные отчества. Я знаю такие случаи, кода один брат был Марковичем, а другй Алексеевичем, старший брат был Семеновичем, а младший Львовичем... Встречается и такое, что в домашнем кругу у человека одно имя, а родственники не предполагают даже, что для сотрудников на работе существует другое... Совершенно нормально, когда, по еврейской традиции, ребенку давали двойное имя, но звали то его или одним именем, или другим, или "слепляли" два имени вместе, Циве-Малка становилась Цивемалкой, Янкив-Эрш звался Янкивершем. А вот здесь история о том, Арон-Давиды становились и Аронами и Давидами.
Наши предки, родившиеся до революции, или в первые годы после нее, носили, как правило, ивритские или идишистские имена. В кругу семьи употреблялись именно эти имена, в их полной или краткой форме. Но уже вне дома, для сослуживцев и друзей они часто избегали традиционных имен, переделывая их на русский лад, "опрощая":
Гэршон, Гершл, Гедалий и все имена на "Г" стали Григориями;
Пинхас, и Пейсах называли себя Петрами;
Рухл, Рейзл, Ривка, Рошке -Раисами,
Мендель, Мордко, Мордехай, Мойше и вообще все имена на"М", а также содержащие букву м в средине имени -стали Михаилами.
Имена несозвучные русским переводились свободно и литературно:
Копл - Николай;
Хаскель-Альберт и т.д.
Авигдор-Виктор,
Нафтула, Натан, Наум- Анатолий. А уж Александром мог стать и Шмуль и Абрам не исключалось также, что Мотл мог стать Дмитрием, как впрочем и Давид, и Рахмилэль.
Полная свобода еврейской фантазии.
Во время войны многим удалось официально сменить еврейское имя и уже в документах стать Михаилом или Семеном. Тогда советская власть спокойно меняла еврейские имена на русские, и если на памятнике под красной звездой написано "Славин Виктор Львович", то можно считать, что на станции Гмелинская Сталинградской области погиб русский герой, а не еврей Авигдор Славин, сын Моте-Лейба Славина из местечка Семеновка.
Воевали и погибали на фронте уже не Берлы, Борухи и Бузи, а сплошные Борисы.
Вавилонское столпотворение имен пришлось на следующее, на моё поколение поколение.
По-видимому, родители, выросшие в еврейской культуре, и не задумывались о наличие у русских разницы между полным и сокращенным именем, ведь евреи официально носили огромное количество сокращенных и уменьшительно-ласкательных идишских имен. Ничего удивительного, что появилось много кратких русских имен, записанных как полные: Женя, Люба, Маня, Ася, Неля, а не Евгения, Любовь, Мария и т.п. Еврейский слух такое имя не резало, а работники загсов предполагали что у евреев и должны быть чудные имена.

Постепенно беднел набор еврейских имен. В памяти у родителей еще присутствовали и настоящие имена еврейские, и даже часто они рассказывали детям в честь кого, в соответствии со старой еврейской традицией, они так детей назвали созвучными русскими именами, а для созвучия вполне могло хватить одной буквы, да и не обязательно первой. В память Малки называли и Марией и Аллой, в честь Мордки называли детей Марками или Михаилами, в честь Лейзора- Леонид или даже Людмила. И никакого предела полёту еврейской фантазии... Евреи не хотели быть евреями, но окружающий их русский народ совсем не хотел, да и сейчас не хочет, чтобы евреи считались русскими.
Однако, евреи присвоили себе наиболее для них подходящие русские имена. Эти "узурпированные" имена (Борис, Михаил, Аркадий, Семен, Илья, Леонид, Григорий, Марк ) опять становились еврейскими и по вновь возникшей традиции этими именами в русских семьях детей практически не называли. Исключение составляет имя Александр, распространенное как в русской, так и в еврейской среде. Интересно, что хотя имя Александр всегда пользовалось особым уважением у евреев, т.к. со времен Александра Македонского оно вошло в еврейскую традицию, родители, обращаясь к этому имени, скорей всего того и не ведали.
Очень охотно в еврейских ассимилированных семьях давали имена, "модные" по всей стране: Феликс, Владимир, Эдуард, Вадим...
В третьем поколении после ревоюции для детей уже просто использовались русские имена, лишенные всякой связи с еврейскими: Валерий, Дмитрий, Анатолий, Елена, Марина... или, опять же, имена, отражающие одно из общих правил выбора имени в инонациональной среде - имена иностранные: Анжела, Алиса, Роберт, Леонард, Виктория.
Катастрофа и ассимиляция изменили и нас и наши имена.
Только мизерная часть советского еврейства, не желавшая ассимилироваться, давала своим детям еврейские имена, да и то в русской транскрипции: Соломон, Иосиф, Давид, Мирон, Эсфирь, Дина, Исаак, Рахиль, Яков.
Вот с таким багажом мы прибыли в Израиль...
Время покатило назад: старики вспомнили и вернули себе свое прежнее, почти забытое имя, которого так стеснялись в "той" жизни. Харитон опять стал Хуной, Алесандр-Шмулем, Римма-Ривкой, Ира-Зстер, а Софья вспомнила, что мама звала ее Сарой. Молодежь, носившая русские имена, поступила так же. Еврейский народ умеет приспособиться:Божана стала Кариной и я знакома с Василием, который теперь Иосиф.
А незнакомые с еврейской традицией, ассимилированные еврейские родители продолжают и в Израиле давать своим детям звучные иностранные имена, с которыми, по их мнению, можно прожить в любой стране: Даяна, Леон, Тони, Николь, Литиссия. Конечно, начали появляться библейские имена. Иногда даже так: первый ребенок — Никита, второй — Моше. Появились ивритские имена, зазвучали Ариэли, Гэулы, Альмоги, и только не возвращаются к нам ласковые идишские имена. ....



Бабушка Ася