САМОЛЕТ В НЕВЕ

Памяти Виктора Мостового (1933-1997)
«Ту-124» был еще «сырой», недоработанной машиной, новым детищем туполевского КБ. 21 августа 1963 года самолет выполнял рейс Таллин-Москва. Командиром экипажа был Виктор Мостовой. После взлета обнаружилось, что одна стойка шасси не убирается (выпал шаровой болт, который потом нашли на взлетной полосе). В полете летчики пытались «выбить» заклинившее шасси, но ничего не помогло. По согласованию с землей экипаж решил делать аварийную посадку в Ленинграде. Самолет кружил над городом, сжигая лишнее топливо. Летчики все точно рассчитали, но прибор, который показывал наличие топлива, был неисправен и показывал, что горючее всё еще есть. Внезапно топливо закончилось: заглох один двигатель, потом другой.

В полной тишине машина неслась прямо на Исакиевский собор. Внизу блестела Нева. Самолет пролетел в нескольких метрах над строящимся мостом Александра Невского, хвостом коснулся Невы, затем шлепнулся брюхом, слегка поднырнул и застыл в сотне метров от опор моста. Виктор Мостовой посадил самолет прямо в реку.

Пропоротый фюзеляж начал набирать воду, а глубина Невы в том месте была около 13 метров. К счастью, по Неве шел буксир с командой из четырех человек и тащил сплавной плот. Капитан буксира Юрий Поршин велел отцепить трос от плота. Буксир подплыл к самолету и подтянул самолет к причалу у завода «Северный пресс», где вдоль берега стояли плоты. Крыло самолета, согнувшееся при ударе о воду, аккуратно легло на плоты, образовав нечто вроде трапа.

Люди на набережной сначала опешили, увидев, как буксир подтаскивает к берегу самолет, а пассажиры по крылу сходят на сушу. Весь багаж пассажиров оказался в воде, и им выходе выдали новые чемоданы. Пассажиры – сорок четыре человека, среди которых двое детей, – спустились через верхний люк, держа в руках одинаковые чемоданы.

Затем подошел другой пароход с водосливом и начал откачивать воду из самолета, но вода из пробоин прибывала и «Ту-124» к утру затонул. На другой день под самолет подвели понтоны и буксиром отправили его на территорию нынешней «Ленэкспо», к Шкиперскому протоку, где базировалась войсковая часть.

Комиссия расследовавшая причины аварии приняла решение: машину списать из-за поломок. От нее отсоединили кабину и отправили в качестве тренажера в Тамбовскую область, в Кирсановскую авиашколу. Кресла продавали всем желающим по цене бутылки водки. Фюзеляж долго валялся на берегу, потом его разрезали на металлолом. Командира экипажа Виктора Мостового сразу отстранили от полетов. Никаких сообщениий об аварии в прессе не появлялось. Все сведения об этой аварийной посадке были сразу засекречены.

Известный писатель Василий Ардаматский побывал дома у командира экипажа Виктора Мостового и написал небольшой очерк, который был опубликован в газете "Известия". После этого "Аэрофлот" представил Виктора Мостового к ордену, а остальных членов экипажа - к медалям, но указ о награждении по каким-то причинам так и не был подписан. Правда, семьям командира и штурмана экипажа самолета выделили новые квартиры, а капитана буксира Поршина наградили Почетной грамотой и часами.

В дальнейшем Виктор Мостовой опять вернулся к полетам и еще летал на туполевских самолетах до самой пенсии. В 1991 году он уехал с семьей в Израиль, где умер от инфаркта в возрасте 64 лет.